Архив,  Е.О.Патону-150,  Новости

Евгений Оскарович Патон – выдающийся ученый в области мостостроения и сварки, основатель Института электросварки

В истории мировой науки и техники выдающемуся ученому в области электросварки и мостостроения, академику АН УССР, заслуженному деятелю науки Украинской ССР, Герою Социалистического Труда, лауреату Сталинской премии, инженеру, педагогу, организатору науки и производства Евгению Оскаровичу Патону по праву принадлежит особая роль. Он прожил две творческие жизни, оказав заметное влияние на решение научных проблем, на прогресс техники, внеся существенный вклад в развитие мостостроения, строительной механики, становление сварочного производства, и электрометаллургии. Об этих работах, о научной, инженерной, организационной, общественной деятельности написано много. В т. ч. и в журнале «Сварщик». Интересно раскрыть характер ученого, его волю к достижению цели, взгляд на события, отношения с людьми. Следует также объяснить ошибки в датах, допущенных «биографами» Евгения Оскаровича.

Предки на службе Отчизне

Евгений Оскарович Патон родился… Часто пишут: «родился 5 марта, иногда уточняют – по старому стилю — «20 февраля» 1870 г. Однако, при переводе даты ХІХ века с юлианского календаря на григорианский (т.е. на «новый стиль) нужно добавлять в XIX веке — 12 дней, а в XX — 13. Дата рождения указана в энциклопедиях – «Большой Советской», «Украинской Советской» и др. [1, с.213; 2]. Но до сих пор даже профессиональные историки на один день опаздывают праздновать юбилей известного им ученого [3, с.8] (поскольку с 01.03.1900 г. – по 01.03.2100 г. – разница между календарями составляет 13 дней). Доказательством служит фотография «Свидетельства о рождении Евгения Патона», где четко видно «двадцатого февраля». Однако автор этой же книги тут же написал: «5 марта по новому стилю» [4, с.10].
В описаниях родословной Патонов встречаются непростительные ошибки. Данные о династии Патонов были найдены в архивах и частично опубликованы в 1980 г. (с разрешения Бориса Евгеньевича) [5, с.115]. Установлено, что Петр Иванович Патон (дед Е.О. Патона) в 1812 г. в 16 лет был зачислен в Российскую армию; боевое крещение получил 18-20 июля 1812 г. в бою под Клястицами, за «мужество в сражении» ему был пожалован чин прапорщика. В то время Главнокомандующим первой западной Российской армией был военный министр М.Б. Барклай-де-Толли, а второй Западной армией – руководил П.И. Багратион. Только 17 (29) августа М.И. Кутузов принял армию от М.Б. Барклая-де-Толли. И неправильно писать: «Безусым шестнадцатилетним мальчишкой в 1812 году он (Петр Иванович Патон) был зачислен в армию Кутузова» [4, с.9]. П.И. Патон участвовал в освобождении Полоцка, Данцига, Виттенберга, в битве за Париж; в войнах России с Турцией (в наступлении на Стамбул, освобождении Черноморского побережья Кавказа), охране границы с Австро-Венгрией и др. Был сенатором.
Отец Евгения Оскаровича — Оскар Петрович родился в 1822 г. в военном поселении (сейчас г. Вознесенск Николаевской области). В 14-летнем возрасте был зачислен в Николаевское военно-инженерное училище (в Петербурге). Здесь, кроме военного дела, обучали физике, химии, механике и строительному делу. Из этого училища вышло много известных ученых, инженеров, и даже деятелей литературы и искусства. О.П. Патон дружил с Ф.М. Достоевским. Выпускники училища с честью выдержали испытание во время войны России с Великобританией и Францией в 1853-1856 гг. О.П. Патон служил в инженерной гальванической команде, занимавшейся внедрением достижений электротехники в армейское вооружение, участвовал в разработке подводных мин с дуговым запалом, управляемых дистанционно. После точного подрыва нескольких кораблей Англо-французской эскадры агрессия в Прибалтике была сорвана [5].
В 1865 г. О.П. Патона переводят на службу в Министерство иностранных дел и назначают консулом в Ниццу (Франция), где и родился сын Евгений — шестой ребенок в семье. Крестным отец его был «Его Императорское Высочество Великий князь Вячеслав Константинович» (Романов). (Правда, ни при царской, ни при советской власти Евгений Оскарович об этом не упоминал).

Путь к высокой квалификации и славе мостостроителя.

В прошлые столетия в большинстве семейств потомственных аристократов к воспитанию детей подходили более чем серьезно. В семье Патонов сыновей учили тому, что могло пригодиться для защиты и процветания Родины. В доме разговаривали на русском языке, но нанимали учителей французского, немецкого и английского языков. Е.О. Патон вспоминал: «У отца было одно пожелание, даже скорее условие: «Запомни одно — хочу, чтобы из тебя вышел серьезный человек, чтобы ты нужен был еще кому-нибудь, кроме самого себя и своих родителей…». И Евгений Оскарович с удовлетворением подчеркивает: «Отныне передо мной открывалась возможность самому прокладывать себе путь» [6, с.9].
И всю жизнь в экстремальных, критических случаях он принимал решения, которые на взгляд товарищей и коллег были не лучшими, а иногда и совсем непонятными, неприемлемыми и рискованными. Часто у него были перспективы уверенной карьеры, легкой работы, обеспеченной жизни. Но он выбирал довольно сложные проблемы. И ставил он перед собой такие научные и технические задачи, решать которые никто не брался, но в решении которых нуждалась страна. В своих научных и инженерных изысканиях он не останавливался на достигнутом, а двигался вперед «в неизведанную даль». Именно стремление усовершенствовать любимое мостостроение «заставило» его на шестом десятке лет заниматься проблемами сварки.
Е.О. Патон в 1888 г. вступил на инженерно-строительный факультет Королевской Саксонской технической высшей школы (позже — Дрезденский политехнический институт). Учится Евгений упорно, вдумчиво, работает в инженерном кружке. Его дисциплинированность, работоспособность и собранность облегчили вхождение в немецкую среду. Впрочем, как отмечает Евгений Оскарович: «Живя во Франции, я столько слышал о немецкой аккуратности и добросовестности, но эти достоинства были далеко не у всех студентов. …Глупые, скандальные дуэли, выпивки, дебоши, кичливые манеры, пруссацкая петушиная гордость своим корпоративным духом» [6, c.11]. В праздничные дни, на каникулах Евгений отправлялся на экскурсии на природу, в горы. А еще он усвоил комплекс гимнастических упражнений по системе Мюллера, выполнение которых каждое утро вошло в привычку на всю жизнь. С детства он вместе с отставным русским матросом, который служил у Патонов, почти весь год купался в море. И в Германии, при всякой погоде он купался в реке, нырял в прорубь. (Старейший конструктор Института электросварки П.И. Севбо рассказывал, как зимой 1943 г. он приехал в Свердловск вместе с Евгением Оскаровичем. Министр танкостроения В.А. Малышев любезно предложил им свою квартиру. Когда Севбо услышал с каким удовольствием Патон плескается в ванне, то обрадовался тому, что наконец-то примет настоящий горячий душ. Каково же было его удивление — из всех кранов текла ледяная вода).
В начале 1891 г. подданного Российской империи господина Е.О. Патона призвали в армию. Он служил в 33 артиллерийской бригаде Киевского военного округа, «обучился действиям при орудиях и верховой езде». В 1894 г. Е.О. Патон с отличием закончил Саксонскую королевскую академию и получил приглашение работать на кафедре строительных конструкций, где на последнем курсе подрабатывал ассистентом. Одновременно ему предложили работу по реконструкции Гауптбангофа – главного дрезденского вокзала. Его коллегами могли стать европейские ученые, а заказчиками крупные фирмы Германии. Однако, заветной мечтой Е.О. Патона было жить и строить мосты именно в России.
Поскольку иностранное образование в России не давало право на работу в государственных учреждениях, он на последнем курсе немецкого обучения обратился с просьбой допустить его к защите диплома в Институте инженеров путей сообщения (Санкт-Петербург). По высочайшему повелению ему разрешили … опять учиться. Немецкие преподаватели удивились — как можно при таком старте отказаться от блестящей карьеры в Европе. И вдобавок они даже не догадывались, с какой трудностью столкнулся Патон.

Профессор КПИ Е.О. Патон
Профессор КПИ Е.О. Патон

На протяжении 8 месяцев Евгений Оскарович сдал экзамены по 12 предметам и выполнил 5 проектов. В мае 1896 г. Е.О. Патон защитил дипломный проект и был «утвержден в звании инженера путей сообщения с правом составления проектов и всякого рода строительных работ». 16 сентября 1896 г. он зачислен на государственную службу в alma mater сверхштатным преподавателем. Так начиналось его восхождение на Мостостроительный Олимп. Одновременно он работает в технических отделах Николаевской и Московско-Архангельской железных дорог, проектирует мосты и металлические перекрытия, участвует в научных дискуссиях. Евгений Оскарович проявил себя как смелый новатор, идущий своим путём. Например, впервые применил промежуточные опоры в виде колонн с шаровыми шарнирами вместо громоздких колонн прямоугольного сечения без шарниров. Идеи пришлось отстаивать перед авторитетными специалистами, и Е.О. Патон сделал вывод на всю жизнь: «не сразу новое пробивает себе путь — его нужно настойчиво отстаивать». Тем не менее, уже к концу первого года работы он стал «штатным инженером для проверки расчета по мостам» [7].
Почему же Евгений Оскарович опять прерывает успешную карьеру? Биографы однозначно объясняют – его пригласил в Москву профессор Л.Д. Проскуряков. И забывают (или не знают) об основной идее – максимальная польза стране. В Питере хватает мостовиков, нужно быть там, где он нужнее, где много работы.
В это время уровень образования в России поднимался на новый, еще более высокий уровень. В 1897 г. на заседании Императорского русского технического общества была создана специальная комиссия по высшим техническим заведениям. Комиссия признала, что в стране есть потребность в инженерах. Отмечалось, что «в успехах технического образования находится самый действенный и могущественный рычаг к тому, чтоб Россия делала возможно быстрые и интенсивные успехи на поприще развития своей материальной культуры и своих производительных сил» [8, c.10]. В докладе председателя сообщалось о преобразовании Рижского политехникума и открытие в Москве инженерного училища путей сообщения, а также о плане организации Киевского политехнического института и др. И 20 октября 1897 г. Е.О. Патон отправляется преподавать в Императорском Московском инженерном училище путей сообщения. В 1901 г. после защиты адъюнктской диссертации его назначают профессором кафедры мостов, а в декабре – инспектором училища (т.е. проректором). В 1901 г. он издает первый том курса «Железные мосты», через год – второй том.
Е.О. Патон, мемориальная доска КПИ
Е.О. Патон, мемориальная доска КПИ

А в 1904 г. Е.О. Патон получил приглашение в Киевский политехнический институт (КПИ) Александра ІІ. Почти год Министерство путей сообщения и Министерство финансов (которому подчинялся КПИ) решали вопрос о его переводе. И только с 1 июня 1905 г. Е.О. Патон – ординарный профессор кафедры строительного искусства по отделу мостов и сооружений (а на «мемориальной» доске у входа в старый корпус КПИ указано «1904-1935», причем и вторая дата тоже неправильна).
В 1906 г. Патон был избран деканом инженерно-строительного факультета. Он стремиться усовершенствовать систему подготовки инженеров, приблизить обучение к производству, воспитать интерес к новому, создал лабораторию, кабинет и музей мостов, для выполнения ряда проектов он привлекает студентов-дипломников. «Я всегда любил работать с молодежью, свободной от косности и рутинерства, — писал Евгений Оскарович в «Воспоминаниях». — «На протяжении десятков лет моими неизменными помощниками в работе над проектами и соавторами учебников были студенты и молодые инженеры… В молодежи меня всегда привлекала ее любовь к труду, искания новых, еще неизведанных путей, готовность дерзать и смело рисковать» [6]. Профессор получает много заказов и строит оригинальные мосты в 1910 г. в Киеве (Парковый над Петровской аллеей, демонтирован в 1983 г.), в 1911 г в Тбилиси (Мухранский, через р. Куру, демонтирован в 1963 г.) и др.
В 1913 г. из-за отрицания коллегами его методов преподавания и проблем в личной жизни он подает просьбу об отставке. Для лечения болезни легких он выезжает в Крым, а в скором времени — в Ниццу, где в родительском доме жила сестра.

Парковый мост над петровской аллеей, Киев, 1950 г.
Парковый мост над петровской аллеей, Киев, 1950 г.
Деятельность в период слома государственного устройства.

15 (28) июля 1914 г. началась Первая мировая война и уже через месяц в военные действия было втянуто много государств с населением (вместе с колониями) 1,5 млрд. человек. Е.О. Патон холост, работу в Киеве он оставил. Владея немецким и французским языками, уже известный мостовик, он мог бы хорошо устроиться на Западе, но, не размышляя, решает немедленно вернуться в Киев. Осуществить это намерение было очень рискованно. Военные действия охватили Европу, Азию и Африку, воды четырех океанов и многих морей; Франция была отрезана от России фронтами на суше и на морях. В январе 1915 г. Патону удаётся добраться в Киев. Он возобновляет преподавание в КПИ, продолжает научные разработки.
Для Российской империи чрезвычайно остро встал вопрос материально-технического обеспечения войск. В довоенные годы в Германии, Франции, Великобритании, России были созданы мощные государственные предприятия, которые производили военную продукцию, но мосты в России не относились к этой категории и их строили частные предприятия. При военно-промышленном комитете Юго-западного фронта Е.О. Патон организует мостовую секцию. Евгений Оскарович проектирует и организует изготовление мостов, поворотно-подъёмных эстакад, ледорезов и др. конструкций. Причем, конструкции мостов профессора Патона выгодно отличались от разборных мостов известного французского инженера Эйфеля, быстро строились и были максимально дешёвыми, поскольку он не мог не считаться с экономическими трудностями. Только для переправы через р. Днепр Е.О. Патон вместе со студентами-дипломантами разработал проекты семи больших стратегических разборных мостов и множество временных переправ.
В 1916 г. Е.О. Патон женился на Наталии Викторовне Будде, в 1917 г. родился Владимир, а в 1918 г. – Борис.

Фрагмент паркового моста в Музее Бенардоса, Переяслав -Хмельницкий 1985 г.
Фрагмент паркового моста в Музее Бенардоса, Переяслав -Хмельницкий 1985 г.

Жестокие испытания для интеллигенции начались с 1917 г. Во время революционных переворотов и гражданской войны, когда власть в Киеве менялась много раз, расстреливали и дворян и рабочих, ряд профессоров уезжают за границу. Убивают родного брата Евгения Оскаровича – Михаила, с женой и маленьким сыном. Но Е.О. Патон остается в Киеве. Несмотря ни на что, ученый продолжал проектировать мосты и разрабатывать теорию мостостроения. Когда политическая ситуация стабилизировалась и в КПИ наладился учебный процесс, Е.О. Патон требует от новой власти напечатать его книги. Он с удивлением и недоверием обнаружил, что большевики энергично взялись за восстановление экономики. Специалисты, особенно такого уровня как Патон, оказались нужными новой власти. Конечно, помимо прагматических целей, большевики старались подчеркнуть факт сотрудничества с ними старой интеллигенции. Но самого Евгения Оскаровича политические оценки его работы мало интересовали.
Около 35 лет научной, инженерной и педагогической деятельности Евгений Оскарович посвятил мостостроению. Он реализовал многие свои идеи, спроектировал и принял участие в строительстве почти 40 крупных мостов, в том числе через р. Днепр в г. Киеве (имени Евгении Бош), через р. Сож в Могилевской области) и др., опубликовал свыше 160 научных работ по различным вопросам мостостроения, много пособий. Ряд его учеников стали известными учёными и инженерами, руководителями промышленности. В рекомендации КПИ, представленной к выборам во Всеукраинской академии наук (ВУАН) в апреле 1929 г., в частности, отмечалось, что: «Е.О. Патон создал свою школу проектирования мостов, 180 молодых инженеров закончили дипломные работы под его руководством» [9]. Из первоисточников ясно, что к 1929 г. Е.О. Патон построил около 40 мостов. В мемуарах Евгений Оскарович с благодарностью вспоминает по именам своих помощников и соавторов того времени [6].
В 1929 г. Евгений Оскарович Патон был избран академиком ВУАН

А.Н. Корниенко, к.т.н., ИЭС им. Е.О. Патона НАНУ (Киев)
Продолжение в след. номерах журнала

#1(131) 2020 СВАРЩИК

Добавить комментарий